ФЭНДОМ


На протяжении веков у него в душе было так мало места для чего-либо, помимо горького сожаления и кипящей злости за то, что сделали с ним и с… кое-с-кем еще. Он к этому привык, может, даже нашел для себя в этом зону комфорта. Но сейчас что-то подливало масла в этот огонь, что-то новое. Его воспоминания были покрыты плотной полупрозрачной пеленой, а мир вокруг окрасился в ядовитый розовый цвет желчной ненависти, булькающей в трещинах меж его мыслей.

О Хадримоне, Darksiders: The Abomination Vault

Общее Править

Хадримон (Hadrimon) - главный антагонист романа Ари Мармелла Darksiders: The Abomination Vault. Ангел, влюбившийся в свою сослуживицу низшего ранга, чем навлек на нее немилость. Как следствие, его возлюбленная Расиэль (Raciel) была низвергнута в Ад и стала, как и он сам, притчей во языцех среди ангелов Града Света.

Биография Править

Служба в ангельской армии и уход из нее Править

Хадримон в те времена был… Что ж, мне кажется, ни в одной воинской структуре, знакомой вам, нет эквивалента этому званию. Ранги ангельских военных сил очень разнообразны, а различия между ними зачастую минимальны. Назовем его полевым офицером, обладающим некоторой властью, под чьим командованием находились, в основном, лишь мелкие сошки. Этого должно быть достаточно.

Азраил - о Хадримоне, Darksiders: The Abomination Vault

Хадримон был обычным офицером среднего ранга, ничем не выделявшимся среди своих белокрылых воинственных сородичей. Не выделявшимся до тех пор, пока он не влюбился в свою подчиненную - ангела по имени Расиэль, которая, как оказалось позже, испытывала к нему взаимные чувства. Однако, как ни прекрасна была бы любовь как явление, в ангельском своде законов под названием Codex Bellum четко прописано, что между представителями тех рангов, которые занимали Хадримон и Расиэль, могут быть исключительно отношения формата "начальник-подчиненный". Ни о какой любви речи идти не могло.

Будь она хоть чуть-чуть ближе к нему по званию или рангу, они смогли бы найти способ узаконить любовь, которую питали друг к другу. Была бы пропасть между ними еще шире, тогда конфликт интересов был бы не настолько велик, и наши лидеры тех времен, может, не сочли бы нужным…
Эх, да что толку загадывать? Что было – то было.
Любви между ними не должно было возникнуть, и они оба это знали.

Азраил - о Хадримоне и Расиэль, Darksiders The Abomination Vault
Несколько раз Хадримон и Расиэль встретились тайно, пытаясь во время этих встреч обсудить их нынешнее положение и придумать выход из сложившейся ситуации. Однако, то ли Хадримон решил проявить благородство, дабы не навредить ни возлюбленной, ни себе, то ли он смалодушничал (едва ли он сам смог бы сказать наверняка), но в итоге он не придумал ничего лучше, кроме как написать отчет о возникших между ним и Расиэль чувствах, дабы лидеры Града Света сами рассудили, как им поступить. Ведь, несмотря на любовь друг к другу, выйти за рамки дозволенного эти двое еще не успели.

Однако момент для такого поступка Хадримон выбрал самый неудачный. Это был период, когда Обугленный Совет только-только появился и попытался заявить о себе, а сие значит, что где-то в Мироздании, тем временем, буйствовала орда Нефилимов, а ангелы вели жестокую, беспощадную и кровопролитную войну с демонами. И именно в это время данная война достигла своего апогея.

Понимая, что, по сути, возлюбленных можно было бы просто развести в разные части ангельской армии и запретить им даже приближаться друг к другу, но опасаясь, что, прознав об этом, другие ангелы воспримут их ситуацию как пример неповиновения закону, за которое не было понесено достаточно жесткого наказания, власти Града Света решили поступить самым радикальным образом. Они пришли к выводу, что, поскольку Расиэль младше по званию, да и сообщил, так сказать, о нарушении именно Хадримон, а не она, кара должна настигнуть именно ее. При чем, кара должна быть настолько страшна, чтобы остальные ангелы, глядя на этот прецедент, даже помыслить не могли о нарушении законов из страха перед жуткой расправой.

Так как в своем отчете Хадримон указал место, где он тайно встречался с Расиэль, воины Града Света поймали там его возлюбленную, после чего из ее памяти были изъяты все воспоминания о военной тактике ангелов, а затем сама она, лишенная доброй половины знаний и всех магических способностей, была прилюдно низвергнута в Ад. Лидеры ангелов рассчитывали, что демоны долгое время еще будут пытать Расиэль, а, когда она надоест им, непременно ее убьют.

После публичной казни Хадримон написал рапорт об увольнении из ангельской армии, и долгое время в Граде Света его никто не видел.

Возвращение в Град Света Править

Через некоторое время Хадримон стал снова то и дело мелькать в ангельской столице. Он пытался найти сообщников для того, чтобы отправиться в Ад с крестовым походом, целью которого стало бы спасение низвергнутой Расиэль. Несколько раз он даже покушался на жизнь лидеров Града Света. Однако его жажда мщения настолько застлала ему глаза, что все попытки что-либо предпринять были бездумны и неуклюжи, а потому почти сразу проваливались.

Хадримона пытались поймать, когда он появлялся в городе, однако, когда он его покидал, преследование сразу прекращалось. Другие ангелы сочувствовали ему. К тому же, никто не ожидал, что его безнадежные и отчаянные попытки отомстить за Расиэль когда-нибудь будут представлять реальную угрозу.

Как оказалось позже, это мнение было ошибочным.

Обнаружение "Великих Мерзостей" Править

Скитаясь по Мирозданию в поисках хоть какой-то поддержки, Хадримон попал на границу Эдемского сада. Это было уже после того, как Четверо Всадников Обугленного Совета убили в саду всех своих братьев-Нефилимов, а потому тела погибших в битве на тот момент уже гнили за гигантскими вратами и высокой стеной, которой был с тех времен обнесен Эдем.

Границу патрулировало элитное подразделение ангельского войска - Храмовая стража. Ее представители относились к посетителям довольно лояльно: тех, кто желал попасть в сад ради исследования тамошней флоры и фауны или с целью взглянуть на останки армии, которая в свое время угрожала целости всего Мироздания, ангелы пускали без возражений, следя, однако, чтобы никаких лишних действий гости не совершали. Одним из таких любопытствующих и представился Хадримон. В его пользу сыграло еще и то, что со времен его прошлых ошибок утекло уже много лет, и далеко не все ангелы помнили его в лицо, однако тот факт, что он ангел, однозначно сыграл ему на руку - сородичи и помыслить не могли, что он затевает что-то нехорошее.

Ранее ангелу доводилось слышать легенды о некоем оружии или ритуале Нефилимов, который даровал их и без того мощной орде просто невообразимую разрушительную силу. Подумав, что, быть может, исследуя их бренные останки, он найдет что-нибудь полезное для себя, он приступил к изучению.

Сколь долгими были его поиски в Эдемском саду - неизвестно, однако то, что они увенчались успехом, можно сказать без тени сомнения. Помимо меча Нефилимов, который в свое время был выкован Творцами, Хадримон нашел одно из самых ужасных орудий из мертвой расы - одну из так называемых "Великих Мерзостей". Выйдя за границы сада, он стал "счастливым обладателем" меча "Горе" и пистолета "Черное Милосердие".

Новый план мести Править

В скором времени, каким-то образом сумев разобраться в том, что оказалось у него в руках, Хадримон принялся разрабатывать новые планы мести. Однако он все еще не оставлял надежды найти себе сильного союзника, у которого была бы собственная причина ненавидеть ангелов и демонов.

Лучшим вариантом безумцу показалась Королева Демонов Лилит, которая, будучи представительницей расы демонов, была ненавистна для ангелов, будучи создательницей Нефилимов, была в опале у Обугленного Совета (а также была лишена Советом большей части своих сил), и к этому времени растеряла большую часть союзников в Аду. К тому же, кто, как не она, - мать Нефилимов - могла бы помочь ему найти остальные "Мерзости"?

Впрочем, когда Хадримон явился к Лилит на аудиенцию (не теряя, при этом, бдительности, а потому связав за спиной крылья и спрятав их, а также собственное лицо под широкой хламидой. Стоит отметить, однако, что ему это не помогло - Лилит все равно узнала, кто он такой), та выслушала его, но довольно-таки резко отказалась сотрудничать. Ее не устраивали методы, которыми Хадримон собирался добиться желаемого - использование грубой силы, тем более столь огромной, было совершенно не в ее стиле.

То, что у меня отняли, куда менее важно, чем тебе, судя по всему, кажется. Мне этого точно недостаточно, чтобы выступить против всех сил Мироздания! У меня есть собственные проекты, куда более продуманные, чем войны, которые ты надеешься разжечь. Ты предлагаешь огромную силу, да, но силу, которой придется делиться. Силу, которую ты намерен направить на благо собственных нужд. А у меня нет никаких причин забрасывать планы, которые уже претворяются в жизнь. Я верну себе все, что мое по праву, и даже сверх того, но в свое время и своим способом.
Так что, боюсь, придется тебе добывать свои драгоценные секреты где-нибудь в другом месте.

Лилит - Хадримону, Darksiders: The Abomination Vault

Тем не менее, Лилит отлично понимала, что, если Хадримон явился к ней с предложением искать "Мерзости", то он хотя бы в руках держал любую из них. А это значит, что в скором времени он может стать достаточно опасным существом - существом, с которым надо считаться. В попытках расположить его к себе после отказа содействовать, Королева Демонов попыталась соблазнить ангела, однако он, движимый любовью к Расиэль, уже неразрывно связанной с жаждой мести, сумел сдержаться.

Покидая дворец Лилит, Хадримон наткнулся на ожидавшую его у выхода Белисатру (Belisatra) - представительницу расы Творцов, уже много лет служившую Лилит верой и правдой. Движимая желанием найти способ принудить Обугленный Совет вернуть своей хозяйке отобранные способности, а также природным любопытством, необремененным моралью и предрассудками, Белисатра предложила ангелу свою помощь, так как, по ее собственному признанию, она слышала его разговор с Королевой.

Не без подозрений и душевных метаний, Хадримон согласился, однако у Творца, как выяснилось, было одно условие - показать ей "Великую Мерзость", присутствие которой она чувствовала. Ангел повиновался и продемонстрировал ей "Черное Милосердие".

Нападение на Эдем Править

Белисатра согласилась с мыслью Хадримона, что неплохо было бы поискать еще оружий Нефилимов. Ангел сообщил ей, где нашел пистолет, а потому сообщниками было принято решение снова поискать в Эдеме. Творец также вспомнила, что Нефилим погибали в больших количествах, помимо Эдемского сада, в мире под названием Катезис (Kothysos), а потому туда тоже не мешало бы заглянуть. Порешив на этом, новоиспеченные напарники отправили армию конструктов Белисатры в Эдемский сад с целью взятия его штурмом для раскопок, и еще одну - в Катезис, который уже давно был опустошен и, на их счастье, никак не охранялся. Сами же они, тем временем, обосновались в одной из заброшенных лабораторий Лилит, о которой, кроме Королевы Демонов и них самих, никто ничего не знал.

Прорваться в Эдем искусственной армии не удалось - хоть патрулировавшие его границы ангелы и понесли большие потери, прибывший им на подмогу Аваддон помог отбросить врага. Однако он был ранен мечом "Горе", который Хадримон дал одному из конструктов в качестве секретного оружия. Поскольку этот клинок был наделен Смертью (во времена его бытья генералом авангарда Нефилимов) огромной мощью и разрушительной магией, генерал потерял правый глаз. Даже ангельской медицины, известной своими чудесами по всему Мирозданию, не хватило, чтобы его восстановить.

Белисатра неистовствовала от беспечности ее соратника, которая позволила ему предпринять столь безнадежную попытку нападения, хоть он и знал, как хорошо охраняется сад. Однако разум Хадримона, тем временем, стал подвергаться влиянию ненависти и гнева, излучаемых "Черным Милосердием", а потому, сотрясаемый этими эмоциями, он не то, что слушать Творца - думать едва мог. Впрочем, ему удалось выдавить из себя умозаключение о том, что, хоть попытка обыскать трупы Нефилимов в Эдеме провалилась, от нее была своя польза - теперь они знали, какие из конструктов Белисатры эффективнее в бою против ангелов.

Раскопки в Катезисе же свои плоды принесли - отправленные туда конструкты нашли щит "Мортис" и оружие "Опустошитель". Однако толку от них было мало - ни Хадримон, ни Белисатра не знали, как их пробудить. С целью выяснить это, заговорщики отправили еще одну армию конструктов в реальность Старейшего Ворона - Древнего-отшельника, знаменитого своей мудростью и количеством известных ему тайн. По мнению Белисатры, старец наверняка должен был знать, как пробудить наследие Нефилимов. Как оказалось позже, на помощь Древнему прибыл Бледный Всадник. Вместе со Старейшим Вороном они уничтожили армию Белисатры и, проведя необычный даже для Мрачного Жнеца ритуал некромантии, выяснили, кто создал конструктов и с какой целью они были посланы в реальность Старейшего Ворона. Впрочем, имя "Белисатра" и Древнему, и Жнецу почти ни о чем не говорило.

Ловушка для Смерти Править

Пользуясь связью со своими прислужниками, Белисатра узнала, что Жнецу удалось выяснить, и, не медля, поделилась этой информацией с Хадримоном. Пуская в ход остатки тактического мышления, тот пришел к выводу, что у Всадника, чтобы выяснить, кто такая "Белисатра", нет других вариантов, кроме как отправиться к почти всезнающему архангелу Азраилу, с которым тот состоял в давнем товариществе, и поинтересоваться у него.

Решив перехватить Бледного Всадника на пути, безумец отправился в Град Света, облачившись в свои лучшие, но все же слишком простые даже для рядового ангела доспехи, что сразу бросилось Смерти в глаза, когда эти двое встретились. Хадримон представился Жнецу Семиязой и назвался проводником, присланным от Азраила, дабы помочь Всаднику без эксцессов добраться до библиотеки Серебряного Шпиля (Argent Spear), где заседал мудрый архангел.

Поскольку Смерть крыльями не располагал, Хадримон воспользовался этим - пеший путь до библиотеки был достаточно долог, чтобы слегка рассеять внимание Всадника скукой, к тому же он проходил через множество мостов, расположенных на высоте, достаточной, чтобы падение с нее навредило даже столь могучему существу. На одном из таких мостов Хадримон отвлек Жнеца, а затем выстрелил в него из Пушки Искупления, отчего Смерть ударной волной вышибло из седла и выбросило за край моста. Всадник остался жив, но чувства его притупились, и пока он не успел прийти в себя, Хадримон вонзил ему в спину "Горе". Бледному Всаднику удалось освободиться, однако он прекрасно понимал, что парящий в небе противник с пушкой и с отравленным мечом представляет для него слишком большую угрозу. Но придумывать, что делать с этим, ему не пришлось - Хадримону на голову, в буквальном смысле слова, свалился Всадник Война, который, как оказалось, шел по пятам своего старшего брата втайне от него самого. Впечатанный в землю Хадримон получил множество повреждений, а потому поспешил ретироваться так быстро, как только смог.

Обнаружение логова Править

Пока сгорающая от любопытства Белисатра буквально порхала над найденными "Мерзостями", Хадримон рвал волосы на голове, чтобы сдержать свою ярость. Остатками разума он понимал, что теряет контроль над собой, и что виной всему богохульное оружие Нефилимов. Однако ангел не мог заставить себя избавиться от него, даже напротив - едва не поддался на подсказанный ему "Черным Милосердием" соблазн убить Белисатру и единолично завладеть всеми "Великими Мерзостями". Лишь память о его великой цели - о спасении Расиэль или хотя бы о мести за нее, если первое окажется невозможным, помогала ему удерживать задержавшиеся в его воспаленном мозгу крупицы рассудка.

Однако сдерживать гнев ему оставалось недолго - неожиданно на его с Белисатрой логово устроили облаву Смерть и Война. Но если бы Всадники были единственными, кто явился в тот момент, возможно эта история закончилась бы довольно скоро. Однако, откуда ни возьмись, в бывшую лабораторию королевы демонов Лилит ворвалась целая орда исчадий Ада, принявшихся крушить все на своем пути. Некоторое время Хадримон и его напарница пытались отбиться от своих новых противников, однако вскоре поняли, что бесполезно тратить на это свои силы. Поэтому, воспользовавшись возникшей суматохой, заговорщики покинули место битвы, забыв в лаборатории "Мортис".

Когда Хадримон и Белисатра оказались уже далеко, Всадники, тем временем, расправились с демонами и обнаружили утерянный их противниками щит. Стоило Смерти прикоснуться к нему, как древняя связь между "Мерзостями" пробудилась, что позволило ангелу и Творцу, каждый из которых обладал, по меньшей мере, по одной из них, извлечь из разума Жнеца информацию, которая была им необходима - что нужно для пробуждения оружия, и где находится Хранилище.

Приход в мир Ревайм (Ravaiim) Править

Понимая, что посещение родного мира расы, из которой были собраны оружие Нефилимов, куда приоритетнее, чем поиски Хранилища (ведь если бы они отправились в древний арсенал Нефилимов, Всадники бы тем временем вытянули из реальности Ревайм весь тот ресурс, который мог быть использован для пробуждения "Мерзостей" - кровь расы, некогда эту реальность населявшей. Зачем им была гора оружия, которое бесполезно без крови, когда у них уже были "Черное Милосердие" и "Опустошитель", которые этой кровью уже можно было зарядить, Хадримон и Белисатра отправились туда. Творец распределила многочисленные группы конструктов с механизмами для добычи крови по всему миру Ревайм, однако процесс проходил достаточно медленно, а потому Всадники в компании крупного отряда ангелов добрались туда раньше, чем они закончили.

Тем не менее, первые же капли добытой крови компаньоны использовали, чтобы пробудить имевшиеся у них "Мерзости", а потому они были готовы встречать незваных гостей, которыми, как выяснилось впоследствии, оказались не только посланники Обугленного Совета и воины Небес, но и новая порция демонов. Пока Хадримон парил сверху, выпуская смертоносные залпы из своего пистолета, Белисатра привела "Опустошителя", который достаточно скоро уничтожил добрую часть всех присутствующих вызванным им извержением вулкана. Почти все демоны оказались захлестнуты потоками лавы, множество ангелов опалило перья и упало в раскаленную магму, а все остальные, кому удалось избежать существенных повреждений поспешили ретироваться. Стоит отметить, что в скором времени Смерть вернулся на поле битвы и повредил "Опустошителя", чтобы тот еще долгое время не мог быть перемещен.

Вскоре после этого связь между "Мерзостями" неожиданно возобновилась, благодаря чему Хадримон узнал, что замышляют его противники: Смерть решил отдать всю собранную им кровь Ревайм своему брату Войне, который с небольшим отрядом ангелов должен будет покинуть эту реальность, пока Азраил со своим отрядом и сам Бледный Всадник должны будут его - Хадримона - отвлекать своим присутствием и канистрами с поддельной кровью, которую Жнец добыл из своих упырей. Безумец возликовал - хваленый Всадник Апокалипсиса допустил оплошность, позволив "Мортису", который все еще пребывал с ним, служить для его врагов бесценным источником информации! Однако и не подозревал ангел, что Бледный Всадник сделал это нарочно, позволяя "Мортису" открывать Хадримону лишь ту информацию, которую он считал нужным, в то время как настоящий план он держал втайне от всех - даже от своих союзников. В итоге, когда ангел и Творец направили свою армию на все три группы - Войны, Азраила и Смерти, - сам Жнец, забрав с собой контейнер с настоящей кровью Ревайм, отправился в реальность Обугленного Совета, где предал ее забвению. Безумный ангел же, тем временем, яростно кидался в бой, убив, в конечном итоге, Всадника Войну из "Черного Милосердия".

Атака на "Серебряную Стену" Править

Поняв, что ему досталась подделка, Хадримон отправился к Белисатре, безуспешно пытавшейся починить "Опустошителя". Вместе они пришли к выводу, что преимущества в виде хоть одной пробужденной "Мерзости" им терять нельзя, а потому они буквально "выжали" "Опустошителя" и наполнили полученной из него кровью "Черное Милосердие", дабы продлить время его службы.

Однако они не были уверены, что уже бывшая в употреблении кровь Ревайм даст тот же эффект, что и неиспользованная, а потому решили проверить ее в действии - выбрали для нападения крохотную ангельскую заставу под названием "Серебряная Стена" (Silver Wall), которая не имеет большого стратегического значения, равно как и большой силы, а потому на нее можно было напасть, не опасаясь быть убитыми. Кровь прошла проверку, после чего безумный ангел и Творец отправились в мир, где располагается Хранилище Мерзостей.

Поскольку оба компаньона знали, где им искать Хранилище, их путь был недолгим, однако на месте их уже поджидали Всадники - Смерть и оживший Война. Мир, где располагается Хранилище, оказался также миром, где старший из Всадников Апокалипсиса решил обустроить себе жилище, а потому неудивительно, что армия конструктов, приведенная Белисатрой, заметно поредела, пока они добирались до самого арсенала Нефилимов.

Только ты способен постелить себе постель рядом с чем-то вроде двери в Хранилище Мерзостей, брат.

Война - Смерти, Darksiders: The Abomination Vault

Однако и теперь не могло обойтись без вмешательства демонов, и конструктам, а также Белисатре лично пришлось противостоять адской орде наемников. Хадримон же, тем временем, оттеснил Нефилимов и, войдя в дом Бледного Всадника, обнаружил портал в Хранилище Мерзостей. Проблема была лишь одна - он был хорошо запечатан. Однако ангел не растерялся и принялся расстреливать защитный барьер из своего ужасного пистолета. Мало-помалу защита уступала, однако от занятия безумца отвлекла Творец, потребовавшая, чтобы он немедленно покинул строение и увидел, что происходит. Не без негодования, Хадримон отдал одному из конструктов Горе, приказав пробиваться дальше, а сам сделал так, как ему велела напарница.

Выйдя из дома Смерти, Хадримон разглядел в рядах гигантской армии демонов, с которой почти безуспешно пыталась бороться Белисатра, свою возлюбленную Расиэль, ставшую Падшим Ангелом и, как оказалось, возглавлявшую армию наемников. От увиденного в голове ангела помутилось, и Падшая Расиэль попыталась этим воспользоваться - одурманить его еще сильнее и сыграть на его чувствах, чтобы он сам преподнес ей Мерзости на блюдце с голубой каймой. Она жаждала мести ангелам, а также своему прежнему воздыхателю не меньше, чем он сам. Белисатра попыталась помешать Расиэль и выстрелила в нее из пушки, которую сама смастерила, однако Хадримон пригрозил Творцу "Черным Милосердием", наказав продолжать оборонять Хранилище, пока он будет пробивать барьер дальше.

Гибель Хадримона Править

Вернувшись в строение из костей и засохшей крови (а каким еще мог быть дом Всадника по имени Смерть?), ангел не обнаружил там ни одного конструкта. От меча же, оставленного им, на полу виднелись лишь осколки. В этот момент из-под груды покореженного металла, оставшегося от уничтоженных автоматов, выскочил хозяин дома, однако застать ангела врасплох у него не получилось - тот вовремя среагировал и взлетел под потолок. Смерть не растерялся и метнул свои косы: одну в Хадримона, которую тот с успехом отвел от себя выстрелом, другую же - в барьер, который, разумеется, разбился под таким напором.

Разум Хадримона захлестнула агония и гнев, которые копили в себе заключенные в Хранилище Мерзости. Они же наполнили силой и "Черное Милосердие", который перестал слушаться своего владельца и сам стал направлять его руку в нужном направлении. Первые несколько выстрелов пришлись в сторону Всадника, однако он сумел отгородиться от них щитом Мортиса. Но когда раздался последний, он не успел вовремя поднять онемевшую руку и принял удар на рукоять косы. Однако вытягивающая жизненные силы аура настигла его, и он упал на пол, не в силах пошевелиться.

В этот момент в дверях появилась раненная Расиэль, зажимавшая рану от меча. Хадримон хотел ей помочь, но тело его не слушалось, и "Черное Милосердие", в конечном итоге, выстрелил в Падшего Ангела, отчего та, что неудивительно, умерла. Это окончательно лишило Хадримона остатков здравомыслия, и он безвольно повис на парящем в воздухе пистолете, несмотря на то, что разжать пальцы - было его единственным желанием.

Неожиданностью стало появление над телом Падшего Ангела еще одной Расиэль - на сей раз, в том обличии, в котором Хадримон ее запомнил. Девушка сообщила ангелу, что простила его, однако, несмотря на счастье, озарившее лицо безумца, "Черное Милосердие" по-прежнему жаждал крови, а потому уже начал целиться в ангельскую Расиэль.

Хадримон взмолился, прося у Смерти, который, тем временем, сумел, наконец подняться на ноги, чтобы он убил его. Ангел понял, что это было единственной возможностью избавиться от влияния проклятого пистолета. Когда Смерть подошел к нему, чтобы осуществить его последнее желание, в глазах ангела сияла благодарность.

Так и погиб Хадримон - с благодарностью в глазах, улыбкой на устах и пистолетом в руке. Который, кстати, после гибели своего хозяина, утратил свою силу и подчинился воле Смерти, как только он взял его в руки.